Херсон °C

Адреналин у каждого свой. Например, работа на судне в триста метров с кранами

Новости » Общество
0

Мы в гостях в Херсонском морском специализированном тренажерном центре при Херсонской Государственной Морской Академии.

Продолжаем знакомить читателя с историями реальных профи, которые выбрали профессию – моряк…

Беседуем о специфике профессии, качестве подготовки моряков в Украине, отчасти, о возможностях реализации приобретенных знаний и практики.

Наш собеседник - инструктор тренажерного центра, действующий капитан с опытом работы более 30-ти лет - Козачек Владимир Николаевич.

Владимир Николаевич начинал свою профессиональную деятельность с Черноморского пароходства еще со времен Советского Союза. Но основное кредо его, как капитана судна сегодня: перестаю учиться – значит, перестаю работать…

«Работал на разных судах, помотало тогда хорошо, времена были интересные, развал Союза. Поэтому я работал и на руферах, и на контейнеровозах, и на балкерах. В принципе, начинал с балкеров. При том, что с довольно-таки крупных балкеров по 250-100 тыс. тонн. Суда, которые по 300 метров в длину. Капитаном с 2005 года…

И вот, что я вам скажу - не может человек, даже практик с большим опытом работы, «выезжать» в море на тех знаниях, которые он, к примеру, получил, десять, двадцать, или тридцать лет тому. Необходимо постоянно учится, и если мне говорят, что приходят с моря и покупают сертификаты, я говорю сразу – это дорога в никуда. Это закон жизни».

Владимир Николаевич сразу же рассеивает мифы на собственном примере:

«Вот как раньше учили, судно — это сложное инженерно-техническое сооружение, куда бы вы ни ступили, куда бы вы ни положили руку, вас везде ждёт опасность и это действительно так. Это действующие механизмы, где-то грейфер летает над головой, где-то открывается крышка, где-то идёт колесо... Поэтому твоя собственная безопасность, и как бы от меня, как от капитана, не требовали соблюдения всех этих норм, но за всеми членами экипажа даже при большом желании, уследить невозможно. А чтобы безопасно чувствовать себя на судне, необходимо к этому быть готовым.

Забегая наперед, почему вот я сам сюда пришел в качестве инструктора? Потому что, к сожалению, опытом делиться не все хотят. По большому счёту мы здесь как благотворительностью занимаемся, если сравнивать наши зарплаты в море. Но и этим заниматься, как капитану, есть смысл – подготовить ребят.

Приходят кадеты, и первое, с чего я начинаю – мне смотреть вашим матерям в глаза, а уже потом объясняю, что и сам хочу домой вернуться живым. И из этого мы все конечно исходим, ведь кадет, который сегодня сидит предо мной, уже завтра на каком-то судне на стадии младшего помощника стоит на вахте сам и ночью. Так как я могу этому человеку доверять свою собственную жизнь и жизнь других? ...

Мы всегда говорим, что всё застраховано, включая даже наши жизни. Судно и груз дорого стоят, это всё понятно, но основная цель - ЖИТЬ.

Так что вот здесь и начинаем полученные знания в учебном заведении отрабатывать на практике.

Честно вам скажу, больше в Украине я, наверное, не встречался с такой базой, которую на сегодня имеет этот тренажерный центр.

У меня даже были делегаты, вот недавно был второй помощник, который проходил специализированные курсы сам лишь для того, чтобы получить реальные знания. Он говорит: «Вы знаете, я получил все сертификаты, но я ничего не приобрёл, поэтому пришёл сам сюда учиться».

Недавно он проходил BST. Сейчас он проходит пожары, причём это действующий второй помощник, мы с ним работаем в одной компании».

- А в чем смысл, люди хотят быстрее получить необходимые сертификаты, и не проходят курсы?

«Basic safety training - это базовый сертификат и полный курс идёт 8 дней. Сидеть и тратить свое личное время моряк, конечно же, не хочет. Если это курс переподготовки, то он проходит 4 дня. А ему каждые 5 лет нужно менять 7 таких «корочек», грубо говоря. В среднем каждые 3-4 дня месяц так выпадает. Моряки что делают, когда с рейса приходят? Либо женятся, либо ремонт делают (шутит капитан). У нас очень много специализированых курсов, но я скажу вам одно - это оправданно. Меня, к сожалению, никто не учил быть капитаном. Опыт зарабатывал сам через очень большие шишки».

 

Капитан Козачек акцентирует на том, что прохождение практических курсов даже опытными моряками практикуется в системе обучения всего мира.

«К примеру, на моем судне длиной в 150 метров с кранами и экипажем всего в 12 человек. Сейчас составы экипажей постоянно сокращают, а нагрузка не уменьшается. Уделять кому-то внимание, и учить - физически нет времени. Поэтому для молодых ребят, которые приходят сюда и растут по своей должности, вот эти курсы для них бесценны. Они здесь могут приобрести какие-то знания, вспомнить то, что они когда-то прошли в том же мореходном училище, Академии.

Все специализированные курсы, отчасти, те же Marlow Navigation

неспроста их организовывают. Отчасти – это требования страховых компаний. Потому что когда страховая компания смотрит на ту же статистику, опять же аварийность, невзирая на то, что мы работаем на китайских пароходах далеко не самого хорошего качества, но, тем не менее, отказ механизмов и аварийность по вине техники мизерная по сравнению с человеческим фактором.

И соответственно компании говорят: « Мы будем страховать ваши пароходы, но делайте что-то со своими экипажами». В тренажерном центре я вел курсы по разным направлениям. К примеру, сейчас веду здесь «master pilot relationship», это курс взаимоотношения с лоцманом.

Курс очень интересный с практическими занятиями, он проходит у нас здесь в тренажерном центре с участием действующего лоцмана, с участием капитана, как инструктора. Тренажеры в Центре имитируют похожие условия на реальные. В этом плане ребята приобретают тот бесценный опыт, который никто не даст. И, конечно же, подчеркиваю, что большой плюс этого центра в том, что здесь работают действующие моряки».

- У кого больше пользуются популярностью курсы?

- Я всегда говорю, если ты хочешь учиться - ты найдёшь и время, и место.

Если приходят курсанты у них достаточно лояльная система работы, они могут полдня работать, полдня учиться и выходной у них суббота-воскресенье.

Приведу такой яркий пример, когда преподавал в академии. Тоже был специализированный курс - НБЖС, это как правила дорожного движения. И вот я вёл занятия и у курсантов, и у вечерников, людей, которые уже работали.

Так вот если посещаемость среди курсантов из десяти была 3-5 человек, то у этих было из тридцати, 28-29. У меня вот сейчас 5-й курс. И у нас пять групп. Методисты дали один аудиторный фонд, а посещаемость тех, кто ходит, она переполняет аудиторию. Преподаватели заходят и говорят: «На заочном отделении мы ещё ни разу не видели такой посещаемости, чтобы так ходили на пары. Это те люди, которые понимают, что им нужно от этой профессии. Курсанты, к сожалению, не все понимают, они еще дети. Опять же не все.

Нельзя сказать, что у нас сейчас вся молодёжь бездарная - это не так. Времена меняются, а люди нет. Кто хочет учиться, тот учится.

Ещё один из специализированных курсов - это так называемый «heavy-lift курс». Данный курс существует, поскольку есть специализированные суда. Это работа с тяжеловесными грузами, я на них последние 18 лет работаю, это суда, которые имеют свои собственные краны. Максимальная грузоподъёмность на которых я работал - это 400 тонн. То есть, в тандеме можно поднять 800 тонн.

Но каждая процедура подъема — это адреналин. Подъем одной единицы может затянуться до 8 часов. Всё это у вас висит, движение очень медленное. Должны быть очень четкие расчёты устойчивости, чтобы судно не перевернуть. Потому что была масса случаев, что переворачивали суда у причала, гробили судно и грузы.

Поэтому мы начинаем с того, что суда — это повышенная степень риска и люди должны приходить подготовленными.

Я вот доволен тем, что есть такой курс в Центре, могу поделиться каким-то опытом, потому что курс я также разрабатывал.

Задача всё-таки этого тренажерного центра заключается в том, чтобы человек получил нужную компетентную информацию, соответственно прошёл практику и вышел отсюда с базой знаний.

После каждого курса заполняются отзывы, и мы спрашиваем у людей... Одно дело вести курсы с курсантами, какую бы информацию бы не дали, она всё для них новая.Сложнее работа с людьми, которые уже доросли до капитанов и старпомов. Это те люди, которые уже пришли с какой-то базой. Поэтому сделать курс интересным довольно тяжело. Потому мы и спрашиваем у ребят - что бы вы хотели от этого курса. Таким образом, мы тоже учимся. И это такой беспрерывный процесс, который и называется жизнью»…

Беседовала Татьяна Дергачева

Loading...

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Вопрос: 2+2
Ответ: