Херсон °C

Владислав Мангер удивляется, почему генерал-майор СБУ отказывается от полиграфа

Общество, Политика
0

Глава Херсонского областного совета Владислав Мангер в социальных сетях озвучивает ряд фактов по делу Екатерины Гандзюк:

«Конечно, каждый слышит преимущественно то, что его беспокоит больше всего. Вот и я из всего многообразия речей Зеленского услышал своё. Специально выждал время после пресс-конференции президента, чтобы посмотреть: будут ли после громких заявлений подвижки в деле Гандзюк. Президентскими устами было сказано: «Все заказчики… не заказчик, а заказчики(!) понесут наказание» и т.д. Мне, как человеку, перечитавшему 50 томов этого т.н. уголовного дела, интересно знать: так кто же всё-таки заказчик… а тем более заказчики?

Ведь в том макулатурном хламе нет ни единого внятного аргумента на тему мотива преступления. Фейсбук, говорят, навёл на след мотива?.. Так вот мы тут с ребятами посчитали… Не буду «светить» другими фамилиями, чтобы никого не провоцировать на пояснения, говорить буду только о себе. Итак. Фамилия Мангера фигурирует в 10 постах Катерины, которые учтены в уголовном производстве. Из них 4 поста за 2017 год, 6 – за 2018. Все они – лишь малая толика написанного ею, по сравнению с количеством публикаций, посвященных совсем не мне. Так вот это я к тому, что «посты в Фейсбуке про Мангера и про лес» – это такая же ахинея, как и содержимое 50 томов «квалифицированного следствия».

Как уже ни единожды высказывался и я сам, и мои адвокаты, против меня нет ничего даже в показаниях тех, кто, действительно, принимал участие в нападении. То есть подводим первый итог: мотива нет, доказательств нет, показаний нет, но прокуроры из мундиров выпрыгивают, пытаясь выдать желаемое за действительное. Так кем же будут те остальные, НАЗНАЧЕННЫЕ заказчики, которых пообещал нам президент?
Очень хотелось бы это понять, особенно учитывая то, что ни прокуратура, ни СБУ не отрабатывало в принципе никаких версий. Это следует и из заявлений Трепака, мол, они не заморачивались деятельностью потерпевшей; и это же вытекает из протоколов допросов. В них ни Катерине, ни Торбину не задают вопросов друг про друга. А ведь они были знакомы – Гандзюк это подчеркивала. Более того, оба пересекались в своей деятельности с генералом СБУ Доценко. Отсюда вопрос: почему тема их общения намеренно заминается следствием? О том, что Катерина была хорошо знакома с Торбиным, упоминает и её отец на допросе. Я один вижу в этом странность? При этом, никого не настораживает, что сам Доценко письменно отказывается от прохождения полиграфа. Если человеку нечего скрывать, он идёт на эту экспертизу, не так ли? Я ходил.

Я знаю, что президенту «скармливают» ложь об этом деле, на основании которой он делает выводы. Мне жаль, что бездарно упущено время на поимку настоящих заказчиков. И мне до чертей противно, что вместо того, чтобы работать в полную силу и быть полезным своей стране, я вынужден оправдываться за дела мерзопакостных подонков, втянувших меня в свой жуткий фарс».

Владислав Мангер

 

Loading...

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Вопрос: 1+1
Ответ: