Херсон °C

А ведь так хочется, чтобы наше поколение успело пожить в новой Украине

В топ-теме с Татьяной Дергачевой
0

В пресс-центре «Херсонщина за день» снова гость: херсонец, участник АТО и прапорщик Воздушно-десантных войск Виктор Залевский. Сегодня Виктор защищает наш спокойный сон со стороны Крыма.

-Виктор, очень приятно видеть Вас в нашем пресс-центре. Хотелось бы спросить, как состоят дела на самом деле на наших кордонах?

- На самом деле, на кордонах сегодня стоит достаточно известная опытная десантная бригада, которая в основном прошла боевые действия, уже защищая целостность Украины в Донецкой области, в частности, это был и Донецкий аэропорт. Многие офицеры прошли Пески, Марьенку и Авдеевку. Поэтому я с уверенностью могу сказать, что сегодня достаточно обученное высококвалифицированное воинское подразделение защищает целостность Украины со стороны Геническа, со стороны Крыма.

- Я так понимаю, что Вы впервые участвовали в этой войне, в военных действиях?

- В военных действиях я участвовал впервые. Да, это была Авдеевка, сначала 3 месяца. В то время много срочников, которые оставались по контракту в армии - они приняли первые удары войны. Они были с нами, они нас обучали навыкам боевого мастерства, умению побеждать, умению не высовываться, не проявлять излишний героизм и инициативу, а быть послушными командованию, точно выполнять приказы, выполнять те поручения, которые необходимо выполнять для успешного проведения боевых операций.

- Сейчас много говорится о героизме: герои ..не герои…Майдан ..не Майдан… Я знаю, что Вы активный участник Майдана, у Вас есть сборник поэтических произведений, посвященных именно Майдану. Но, одно дело, я так понимаю, было быть на Майдане, другое дело – попасть на реальную войну. Как действительно выстоять, не разочароваться, и уже учить других защищать свою страну, обычному человеку, который не был военным?

- Нас недавно приглашали несколько раз в школы, в ПТУ, которые расположены в Геническе, Новоалексеевке. Мы проводим с ребятами беседы. И ты понимаешь, что вот «новая Украина», которая формируется: она формируется из молодёжи, которая сейчас находится, может быть, еще за партой, ещё, скажем так, в учебных классах, которая пошла в университеты. И что хочется сказать этой молодёжи по поводу "герой-не герой, патриот - не патриот, гражданин - не гражданин". Наверно, самое важное в любой стране – это быть гражданином своей страны. Быть гражданином, я думаю, этого достаточно. Потому что отсюда определяется знание истории, знание языка, «рідної мови», умение разобраться в той политической ситуации, которая возникла сегодня, потому что она сиюминутная, а нам нужно смотреть на перспективы будущего, как оно будет, но опираясь на тот опыт, который уже был. Поэтому да, я действительно являюсь автором сборника «Не умолкай, Майдан», но я не хочу увязывать Майдан и начало войны, потому что Майдан – это был выплеск эмоционального негодования тем режимом Януковича, который был установлен. Потом, этот вектор, которым пытались поменять европейское движение развитие страны на чисто российское какое-то. Но война не связана с Майданом на прямую. Майдан, возможно, послужил катализатором, но на самом деле, любая война готовится заранее. Не бывает так, что вот всё: «Завтра мы объявляем войну Украине». Это были планомерные действия режима Путина, который сегодня в России. Она готовилась задолго до того. В повседневной жизни я – строитель. В Киеве на Майдане я оказался человеком, который работает в столице на стройке, выходил на Майдан сначала просто как наблюдатель, потом становился очевидцем событий. Избиение детей – первое, что было. Потом возмущение народных масс и потом, как действие, свержение Януковича. Я недоволен всеми результатами Майдана, это, честно моё личное мнение, тоесть ещё многими моментами, которые нужно менять. Я категорически против того, чтобы сейчас были вспышки опять внутренних разборок, потому что у нас есть внешний враг. Вот это наличие внешней агрессии от России, оно заставило многих из нас стать в строй. Не важно, был ты военным профессиональным, или не был. Я прапорщиком был в 1995 году. Я служил в Севастополе в полку связи, ещё в той советской армии служил. Но когда пришла необходимость стать в строй - я пришел в военкомат, и в 4-й волне мобилизации уже оказался в подразделении. Меня обучали сначала в Переяслав-Хмельницком на артиллериста, потом направили в 95-ю Житомирскую бригаду. Уже в составе 95-й бригады я отправился в зону АТО в Славянск, после в Авдеевку. О героизме хочу сказать очень просто: на войне есть место героизму, но не надо себе до прихода в военкомат задавать вопрос: «Я герой или не герой?». Достаточно быть просто гражданином, просто выполнить свой долг перед Родиной – это простой мужской поступок. Ты просто приходишь в подразделение и уже командиры, они определят, кто ты на самом деле. Мы уже понимаем, что в любом подразделении есть очень много работы, которую нужно делать: установить палатки, разгрузить-загрузить снаряды, боеприпасы, вывезти раненого, извините, помыть пол в кубрике, развернуть лагерь, свернуть лагерь. Есть очень много работы, которая не требует от тебя так называемого «героизма». Она требует повседневного участия. Даже в боевых действиях ты можешь вполне выполнять такие действия, как сходить в наряд, побыть на посту, организовать какую- то помощь, общение с людьми. Поэтому, я считаю, что вопрос героизма – это уже какое -то яркое проявление индивидуальности в определённой ситуации. На самом деле, война – это очень-очень много работы. Поэтому, «герой или не герой» – рассудит потом время и потомки. Именно командиры, которые увидят тебя в определённой ситуации, могут назначить и награды соответствующие. Но при этом, нужно просто быть человеком и найти себе своё применение, свое маленькое предназначение в большом воинском подразделении. То есть, наша сила – в единстве, как в армии, так и народа Украины в целом. Причем, не важно, на каком языке мы при этом разговариваем.

- Я не просто задала вопрос по поводу разочарования. Вы как раз подвели к тому, что это работа и желательно её делать хорошо. Я понимаю, что это непростая работа, особенная, я бы даже сказала, потому что от того, как вы будете выполнять свою работу, зависит, насколько спокойным будет сон людей не только в Донецкой, или в Луганской области, но и в Запорожской, в Херсонской...

Не разочаровываетесь ли Вы своей работой, когда смотрите, как работают политики, особенно высшего ранга?

- Конечно, человек, который сидит в окопе, его мышление немного изменено. То есть, скорее всего, многим из нас все-таки надо будет потом работать с психологами и так далее. Конечно, когда ты находишься на передовой, что -то ты воспринимаешь чуть более заострённо. Сказать, что я недоволен абсолютно всем, наверно, будет неверно. Армию долгое время раскрадывали, сейчас у нас армия, которая все-таки имеет вооружение, армия, в которой выстроились определённые, более грамотные, отношения и штабной структуры, и передовые части, когда лучше налажено обеспечение. Сегодня есть более правдивая информация, есть обмен между журналистами, которые видят, как живёт обычный военнослужащий, рядовой, не то, что ему говорят офицеры, а они с этими же офицерами едут на передовые и они общаются. Сейчас приглашают военнослужащих в школы, идет улучшение отношений. Политики приезжают. Я очевидец того, что к нам в воинские подразделение по приглашению приезжал Андрей Гордеев, Сергей Хлань; депутаты ВР просто по звонку приехали в гости. Приехали посмотреть на быт обычных солдат. Андрей Гордеев приезжал к нам в зону АТО в Славянск. Они поговорили с командирами, с легендарным «Куполом», он рассказал, какие проблемы у армии сегодня. Приезжал Юрий Витальевич Луценко. Я знаю, что он неоднократно посещал передовые части. Он приезжал сам, без пафоса, без показухи. Он просто сел в машину, приехал, подошел к офицерам, подошел к рядовым, поговорил. Сегодня уже есть обратная связь между политиками высокого ранга и подразделениями, которые охраняют Родину – это нормально. Я обращался за помощью к губернатору Андрею Путилову, это были те вопросы, в которых он компетентен, он обещал помочь. Сказать, что ничего не делается – это будет ложь, сказать, что всем доволен – это будет неправда. Есть много моментов, которые должны решаться. Должно быть сотрудничество. Мы работу делаем в окопах, офицеры штаба делают штабную работу, политики должны решать в политике, закон должен быть для всех одинаковым. Если у нас рядовой милиционер будет милиционером, судья – судьёй, строитель – строителем, а военный – военным, если будут платиться налоги, если будут решаться законодательно все моменты и в суде - гражданин Украины будет чувствовать себя Гражданином Украины, правовой Украины. Я думаю, будет хорошее государство, и я не буду тогда людям говорить: «Уезжайте за рубеж».

- Я хотела бы уточнить по поводу обороноспособности нашей области. Я услышала от Вас, что многое делается, но чего все-таки нет, что можно было бы сделать немедленно сейчас, если чуть-чуть чиновников так «потрусить»?

- Думаю, прапорщик не должен на себя брать то, что свыше его компетенции и полномочий. Я слышал разговоры офицеров, которые приезжают с проверками. Это уже делалось неоднократно. Я был свидетелем разговора, что ежемесячные проверки со штабов, еженедельные «созвоны» по телефону сделали область достаточно обороноспособной. Если брать глобально, стратегически – область защищена хорошо. Все основные ключевые направления перекрыты очень жёстко. Многократные перекрытия. Не так стоит вопрос, что там стоит один несчастный миномётчик, как это нам рисуют, или российская пропаганда, что там «у хохлов». На самом деле, очень все продумано. Как человек с военным образованием, и как человек, имеющий опыт, я вижу, что область защищена достаточно надежно. Единственное, чего бы хотелось больше от политиков, – это чаще делать визиты. Потому что визиты и откровенные разговоры с воюющими командирами в тесном контакте будут давать и лучшие результаты. Есть бытовые вопросы, есть социальные вопросы: обеспечение солдат питьевой водой, обеспечение дровами… Ведь по нормативам - это одно, по факту – это другое. Конечно, мы говорим о том, что основная часть этих вопросов решена, но приходится иногда обращаться к волонтерам за такими моментами, как матрацы, они выходят из годности, они могут продрыхлеть, они на войне при обстреле горят. Одно дело, когда стационарная воинская часть стоит в помещении крытая, или когда это палатка в степи под Херсоном. Мы понимаем, что расчёт, сделанный в Киеве в кабинете на калькуляторе – это одно. В Житомире с его лесополосой мощной – это другое. И третье - когда ты стоишь: впереди тебя Крым, российский флаг через 100 метров, слева – Азовское море, сзади – степь, справа – Сиваш. Даже если на несколько часов к нам чиновников пригласить, они просто подышат с нами воздухом, без оскорблений, на взаимном уважении, я им сам лично готов предложить чай, кофе, но чтобы там пару часиков на том ветру постояли, то время, которое боец должен постоять на дозоре. Поэтому такие моменты, как привязка глобальных нормативов к конкретным ситуациям войны или привязка к конкретной территории, например, Херсонская область, со степной особенностью, то о каких нормах можно говорить? Вот это вопросы, которые нужно решать.

- Как вы относитесь к энергетической, продовольственной блокадам Крыма? Является ли это выходом на данный момент?

- Войну объявляли не мы, на нас напали. У меня мышление, как у человека, который ближе к земле, ближе к окопам, поэтому я склонен к тому, что если война, то война. Это все равно, что жена ушла к соседу, а ты ей должен оплачивать мобильный телефон, какие-то платежи. Она ушла, она захотела жить с соседом, потому что он русский, выше ростом, у него «бицепсы». Она захотела и ушла. Тогда почему я должен содержать блудную жену?

Я знаю, что многие украинцы, которые остались в Крыму по той или иной причине, говорят, что мы должны были это сделать еще раньше. То есть они украинцы там, готовы терпеть без света и поставок продуктов, чтобы быстрее экономически создать невозможность содержать Крым другим государством. На самом деле это для нас Крым был полуостровом, для России он остров, так вот надо им помочь, чтоб этот остров ощутил все прелести решения Путина «Крым наш». Это не наша проблема. Я, как гражданин Украины, хочу, чтобы у меня была успешная область – Херсонщина. Хочу, чтобы в Херсоне были нормальные дороги, чтобы я с Геническа не ехал сюда по ямам и выщерблинам, а пусть будет хорошая дорога. Я хочу, чтобы у нас был свет в наших домах, чтобы здесь было тепло, чтобы нам было хорошо и комфортно. Я за то, чтобы каждая область в Украине была успешной, а проблемы Крыма… Их выбор был сделан, они должны за него отвечать.

- Что бы вы пожелали не только военным, но и простым людям, которым сейчас жить очень сложно? Я имею в виду малообеспеченных, пенсионеров, потому что люди за последнее время реально обеднели в 3 раза.

- Желать терпения – избито. Сказать, что завтра будет хорошо? Честно – не будет. Все- таки мы должны научиться гражданскому разумному протесту, требованию, то есть если тебя ущемляют, не молчите. Одно дело продать свой голос за гречку и 200 гривен на выборах, а другое дело приходить к чиновникам, которых избрали, и требовать выполнения работы.

Я противник Майдана в кровавом измерении, это крайняя стадия, но быть безмолвным стадом, «быдломассой» – это тоже неправильно. Гражданин Украины должен, опираясь на закон и на внутреннее желание менять жизнь, должен требовать соблюдения своих прав.

Я понимаю, что приближаются новогодние праздники, дай Бог, чтоб у людей на столах было хотя бы покушать, желаю восстановить мир. Чем быстрее это случится, тем больше люди будут работать, украинцы – народ трудолюбивый. Сколько раз мы начинали бизнес, падали, ошибались, попадали в долги, но мы закатываем рукава и готовы работать. Каждый на своем месте. Журналист должен быть журналистом, прапорщик – прапорщиком, строитель – строителем, милиционер – милиционером. Очень хочется, чтобы это начало работать. Я глубоко в душе оптимист – на Майдане я выискивал патриотизм и воспевал патриотизм, сейчас в АТО я выискиваю мужество и воспеваю мужество. Я вижу негатив, но сейчас в преддверии Нового года хочется пожелать, чтобы Новый год принес реальное улучшение качества жизни, чтобы социально незащищенные слои населения, бюджетники получили обещанное от власти. И чтобы мы, наше поколение, успело прожить в новой Украине.

Татьяна Дергачева в пресс-центре «Херсонщина за День» беседовала с Виктором Залевским

Loading...

0 комментариев

Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

Вопрос: 2+2
Ответ: